воскресенье, 1 декабря 2013 г.

Несколько мифов о Беларуси и белорусах

Эта статья адресована не столько моим соотечественникам, сколько людям, которые никогда или почти никогда не были в Беларуси. Я в принципе не люблю рассуждения о национальных характерах и стереотипах, поскольку все люди разные. Более того, один и тот же человек меняет характер и привычки, и это мало зависит от его / ее национальности. Человек определенной национальности может формироваться под влиянием иной национальной культуры из-за того, что родился и вырос в чужой стране или переехал в нее. Может я еще что-нибудь не назвал?
Так вот, я не националист и даже не патриот (во всяком случае в том смысле, который обычно вкладывают в это слово мои соотечественники-белорусы), и мне неприятны рассуждения о превосходстве одной нации над другой. Зачем же тогда поднимать эту скользкую тему? Дело в том, что многие всерьез верят в некоторые мифы о Беларуси и ее жителях, а эти мифы играют на руку русским и белорусским националистам. Из-за этого я не раз сталкивался с разногласиями нормальных людей, оказавшихся под влиянием националистических стереотипов, в самых простых житейских ситуациях. Я далек от мысли, что несколько строчек изменят мир к лучшему, но если кто-нибудь сможет посмотреть на нижеизложенные стереотипы под иным углом зрения, мне будет приятно. Впрочем, любой желающий может прочитать все это и написать комментарий, что я дурак. Сотру, только нецензурные и откровенно экстремистские.

Белорусы -- забитый народ.

Этот миф любят раздувать русские националисты. В доказательство приводят редкость массовых беспорядков в стране при относительно невысоком уровне жизни. Но это не так. Белорусы не забитые, а осторожные. Они могут неожиданно возмутиться, если их задеть за живое. (Кто ездил в общественном транспорте в Беларуси, тот, скорее всего, со мной согласится.) Но белорусы не "бросаются грудью на амбразуру дзота", если им есть, что терять. А поскольку по трудоголизму, они уступают, наверное, только японцам и западным украинцам, то большинству из них есть, что терять. Поэтому обычный белорус может потерпеть неприятные обстоятельства ради материальной выгоды или стабильности. Но потом он как зажатая пружина, которую резко отпустили -- может так отскочить, что мало не покажется. Для примера Вы можете "загуглить" фразу "массовые беспорядки в Слуцке 1967 г." А Слуцк 1967 г. -- это маленький провинциальный городок Беларуси, в котором, во времена запрета на любые проявления недовольства, "забитые" белорусы калечили солдат МВД и живьем сожгли женщину-судью прямо в здании горсуда. И это не исключение.
Идея забитости белорусов нравится русским националистам по той причине, что забитых надо оберегать и спасать, а иначе они станут рабами супостатов Отечества. Так можно оправдать все притязания России на земли современной Беларуси, которые имели место на протяжении истории. Впрочем, это тема отдельного непредвзятого исследования.

В истории Беларуси ничего не было примечательного, что может быть сравнимо с историей России.

Современные белорусский язык и культура стали складываться в 19 веке. Но древнерусская культура одинаково хорошо развивалась и на землях современной России, и в тех территориях, которые сегодня принадлежат Украине и на белорусских землях. Просто историки пишут учебники в угоду политическим трендам своей страны. Поэтому исторические государства на белорусских землях историки России называют просто "Литва" и "Польша",  специально умалчивая тот факт, что основным населением этой Литвы были восточные славяне, которые считали своим государственным языком русский. На этот язык переводил Библию Франциск Скорина, на этом языке издавались государственные законы Великого княжества Литовского, Русского и Жамойдского. В свою очередь белорусские историки и политики утверждают, что русский язык Великого Княжества был на самом деле старобелорусским. Но это не так. Русские  летописи Московского княжества не сильно отличаются языком от русских летописей Литвы. А вот современные белорусский и русский языки имеют много принципиальных отличий. Но это не доказывает превосходства русского народа или языка над белорусским. Ведь английский язык, ставший уже международным, произошел из древнегерманского, но это же не значит, что теперь англичане должны немцам ноги целовать. Каждый язык велик и могуч по-своему.
Поэтому предлагаю сравнить любую тему истории восточных славян в трактовках российских, украинских и белорусских учебников истории. Так проще всего отсеять политизированную шелуху от зерен объективного научного познания прошлого.

Белорусский язык отмирает в пользу русского. Все в Беларуси говорят по-русски.

В принципе я об этом уже написал достаточно. Адресую за ответом к постам:
Белорусский язык: в поисках правды
Яшчэ раз аб нараджэнні беларускай мовы

Современная белорусская культура -- это бледная копия русской.

Этот миф напоминает стереотип о китайских товарах. До массового потребителя в России и Беларуси доходит в основном лишь низкокачественный ширпотреб, и складывается впечатление, что китайцы не умеют делать ничего лучше. Но на деле качественный китайский товар редко встретишь из-за его дороговизны и малоизвестности брендов Поднебесной.
Подобным образом, массовая культура и шоу-бизнес Беларуси делается на подражании российским аналогам, т.к. осторожным белорусам кажется, что так надежней, а на эксперименте можно и прогореть. Впрочем, я говорю о большинстве и о массовой культуре. А что касается например, классической литературы, то произведения Василя Быкова по насыщенности и сложности порой превосходят русскую советскую классику. Описание жизни деревни эпохи коллективизации Ивана Мележа "Полеские хроники" в разы превосходит драматизмом, смелостью и глубиной аналогичную работу "Поднятая целина" М. Шолохова. В вышеуказанном посте о белорусском языке Вы найдёте больше примеров.
Еще одна тема отдельного исследования это массовое движение по изучению прошлого и настоящего Беларуси. Причем совершенно "параллельное" политической грызне между "культуристами" от власти и оппозиции, которые работают на те или иные структуры за деньги со всеми вытекающими последствиями. Среди "параллельных" аполитичных групп могу назвать порталы "Кладбища Беларуси", "Википедия" и "Минск старый и новый", которые проделали большую работу по культпросвету о Беларуси, причем практически на голом энтузиазме.

Белорусы толерантны.

Еще раз повторю: они осторожны, но из этого не следует, что они, в большинстве своем, относятся с глубоким уважением к разным народам, религиям и культурам. В принципе и в России, и в Беларуси популярна идея "православие, самодержавие народность" в разных вариантах. Это включает в себя мысль, что каждый народ и религия в этих странах должны сидеть в строго отведенных им территориальных рамках. Тогда к ним относятся с уважением. Но к мигрантам и к распространителям неправославных религиозных учений относятся негативно и в Беларуси, и в России.
Как-то раз я ехал по Минску на обычном городском автобусе и стал свидетелем следующего. Пожилая женщина, лет по 70, встала со своего места, уступила его мне (больше мне почти никогда не уступали место люди старше меня) и громко стала призывать всех в автобусе покаяться и примириться с Богом.
-- Иди, воспитывай внуков! - вскочила, охваченная яростью женщина лет 40 -- Нам не нужны секты!
-- Успокойтесь, у нее есть право, у нас свобода вероисповедания, -- попытался урезонить ее какой-то мужчина, но сорокалетняя женщина продолжала выкрикивать оскорбления в адрес пожилой проповедницы и ее поддержали еще несколько человек. Думаю, если бы эта пожилая женщина не прекратила говорить о Боге, лицо бы ей уж точно расцарапали. Это толерантностью никак не назовешь.
Еще пример. Независимый белорусский интернет-портал "Тут.бай" опубликовал статью о летнем конгрессе Свидетелей Иеговы из России и Беларуси в Минске. Статья нейтральная и без эмоций: приехали, обсудили это и это, сообщили в интервью СМИ то и то, разъехались. Но в ответ на нее -- 360 комментариев, большинство из которых содержали оскорбления и обвинения в адрес как самих верующих, так и администрации портала. Причем маловероятно, чтобы это был десяток злобных "троллей", писавших под разными никами.
Миф о толерантности белорусов выгоден всем политическим течениям страны, поэтому он глубоко укоренился в сознании белорусского обывателя. Поэтому такую статью как эта едва ли опубликуют как в правительственных так и в оппозиционных газетах. Но посмотрим на исторические корни этого ошибочного представления.
В Средние века евреи Западной Европы массово бежали в Польшу и Великое княжество Литовское, спасаясь от погромов. В 14-15 веках в некоторых районах Княжества, на территории современной Беларуси образовались крупные поселения татар-мусульман. Позднее, в эпоху противостояния католицизма и протестантизма, многие протестанты оседали в Польше и Беларуси т.к. здесь отношения между эти двумя направлениями христианства не привели к войне, подобной Тридцатилетней в Европе. Бежали и староверы, компактно заселявшие белорусский город Ветка.
Но все это свидетельствует о государственной политике, а не о менталитете народа. Феодалам и богатым горожанам можно было менять религию в плане выбора между православием, протестантизмом или католицизмом, но не иудаизмом, исламом и атеизмом (в Минске есть улица Казимира Лыщинского, казненного в эту эпоху за философский трактат "О несуществовании Бога"). Крепостным крестьянам не разрешалось менять религию вообще, если на это не было воли их господ. В одном городе евреям разрешали запирать ворота своей улицы на время православной Пасхи (во избежание погромов?). А о кровавой борьбе между православными и католиками в Великом княжестве в интернете материала масса. Поэтому разрешить иноверцу тихо сидеть в своем углу -- это еще не толерантность.
Кстати в 17 веке в Москве немцы имели свою "кирху" из чего не следует, что им разрешалось обращать в свою веру православных. Впрочем Россия не пытается изобразить себя исторически толерантной и связывает свободу религии с демократическими ценностями современности, а не с собственной историей поликонфессионализма.
В современных России и Беларуси СМИ создают картинку о гей-скандалах у католиков и протестантов, которая тоже подогревает нетерпимость к иноверцам. При этом любая информация о гей-скандалах с православным духовенством определенно пресекается на корню. Поэтому современные белорусские кинематографисты не будут снимать комедии типа американской "Большой мамочки", где заурядная протестантская церковь показана без ярлыка секты. Снять что-то подобное про баптистов или пятидесятников можно для полки: начальство не велит "пущать", а толерантный народ не одобрит.
Отдельной темой можно выделить новый нюанс белорусской нетерпимости в контексте общеевропейского мышления: неофашизм и ненависть к неславянским эмигрантам. (См. А Вы адчуваеце сябе расістам?)
Как видим, есть нетерпимость, но осторожность удерживает большинство белорусов от конкретных действий: ведь здесь не Россия, любое нападение на иностранцев и иноверцев могут расценить как выступление против государственного строя, идеология которого объявляет белорусов толерантным народом.

Постскриптум.

Все это не означает что на белорусов надо вешать новые ярлыки. Речь идет о распространенных тенденциях, которые можно изменить. Во всяком случае в голове отдельно взятого белоруса, русского или человека какой-нибудь другой национальности.

***
С момента публикации этого поста прошло больше полмесяца. И реакция в Сети на некоторые моменты требует уточнений. Дело в том, что из-за упоминания о Свидетелях Иеговы в статье, в интернете появилось по меньшей мере одно сообщение, что этот пост представляет позицию Свидетелей Иеговы в Беларуси. Уточняю. Я действительно являюсь Свидетелем Иеговы. Я не стесняюсь этого. Горжусь этим как совокупностью духовного наследия родителей и личных убеждений, формировавшихся годами. Но данную статью я писал не как верующий, а как историк. Выводы, изложенные в ней, не отражают позицию Религиозного объединения Свидетелей Иеговы в Республике Беларусь. Это мои личные выводы как исследователя. Было бы странно организовывать опыты в сфере ядерной физики по благословению православного митрополита или с разрешения Союза атеистов. Подобным образом, и Свидетелю Иеговы не требуется одобрения или разрешения от своей религии для занятия научной деятельностью.
Упоминания о Свидетелях Иеговы в моих работах звучат, как правило, в третьем лице в виде нейтральных примеров. Иногда я упоминаю о том, что моя позиция как верующего такая-то по данному вопросу. Но все это излагается в виде второстепенных, а не главных мыслей, поскольку я не ставлю цель проповедовать свою веру под какой-либо маской, я это делаю личным участием в проповедническом служении Свидетелей. И я понимаю, что если бы я был католиком или буддистом, то любые ссылки на свою веру воспринимались бы как пикантная подробность, но не навязывание своих взглядов, ибо и те, и другие "хождением в народ" не занимаются.
В данной статье я упоминал о Свидетелях именно в качестве примера. Речь не велась о том, что моя религия учит о национальных стереотипах. Речь была об укоренившимся негативном восприятии религиозных меньшинств в белорусском обществе. На месте моих единоверцев могли оказаться кто угодно, кто не вписывается в представление большинства белорусов о мировой гармонии. Поэтому нравится кому-то или нет, но о долгих традициях веротерпимости белорусов говорить, на мой взгляд, пока рано. Только не надо видеть в моих исследованиях руку Руководящего Совета Свидетелей Иеговы. Если бы организации Свидетелей понадобилось выразить свою позицию о национальных стереотипах в Беларуси и за ее пределами, то об этом было бы написано в официальных источниках самой организации, а не в личном блоге одного из верующих.

Комментариев нет:

Отправить комментарий