пятница, 8 апреля 2016 г.

Збигнев Бжезински и русское Православие

В конце 1990-х  определенную популярность приобрела фраза, приписанная Збигневу Бжезински, американскому аналитику и политологу, специализирующемуся на СССР и современной России:

После разрушения коммунизма единственным врагом Америки (как вариант -- демократии -- А.Б.) осталось русское православие

На тему того, что Бжезински этого не говорил есть достаточно аргументированная статья, но хотелось обратить внимание на другое: может ли русское Православие быть вообще врагом США? Как-то раз мне довелось высказаться на эту тему на одном форуме. Предлагаю ознакомиться с тем, что я тогда написал:

Если Бжезинский действительно сказал что русское Православие -- единственный враг США, то он не в себе. А Китай с КНДР стали союзниками Штатов? А Франция с ФРГ не пытаются вести самостоятельную внешнюю политику, подчас в пику интересам США? Или это русские православные снесли самолетами башни-близнецы в Нью-Йорке? В США что нет нормальных аналитиков, понимающих, что если развалить такую ядерную державу как Россия, то какая-нибудь боеголовка может попасть в руки радикалов, которые могут пальнуть неизвестно куда, в том числе и в Америку? И почему русское Православие опасней для США чем греческое или болгарское (члены НАТО)? Русское Православие разделено на "классических" и староверов. Классические в свою очередь не все подчиняются Московскому патриархату, некоторые даже враждебны ему. К русским православным относятся либералы и консерваторы, коммунисты и демократы, западники и славянофилы. Тех, кто серьезно следует учения православия, кто соблюдает все праздники и посты и готов за свою веру идти в тюрьму и на смерть в православии абсолютное меньшинство. А большинство вспоминают о своей вере на Рождество, Пасху и когда к ним приходят Свидетели Иеговы. И когда встают вопросы морального плана, ничто не мешает обычному православному напиваться, заниматься блудом или гомосексуализмом, увлекаться спиритизмом и астрологией или играть в жестокие видеоигры, хотя это противоречит учениям его веры. И вот это пытаются как некий цельный монолит, которого боятся США? Да в США в принципе средний американец не отличит православие от католицизма (сам проверял, многие из думают, что православные церкви -- это католические). В США к русским и православным относятся очень нейтрально, вроде еще одна страна. Желающим насадить в России свой вариант демократии православие тоже не мешает: прозападные либералы в основном православные. Кстати, православию с Запада грозит совсем другая опасность. В 1960-х в Европе пошла мода на равнодушие к религии. Тогда в СССР к религии относились серьезней (об этом можно прочитать в рассказах Шукшина). А сейчас растет равнодушие к религии как таковой. Это общеевропейский тренд. И то, что в бывшем СССР открываются храмы, а не закрываются как на Западе, картины не меняет: люди не относятся серьезно к религии. Повторяю, снос или постройка храмов и очереди за мощами -- это не показатель глубины веры и религиозности народа

Хотелось добавить, что я не считаю, что Бжезински не в себе. Он не столько политик, сколько аналитик. Разница между этими понятиями, как между словами "папа" и "попа". Политик работает с людьми. Его задача со всеми договориться. Поэтому он может пообещать бомжам, что у них всегда будут свежие отбросы, а сексуальным меньшинствам, -- что они станут большинством, как сказал один юморист. И при этом ничего серьезно не иметь в виду. От политиков можно услышать такую фразу в одной аудитории и затем ее опровержение в другой из тех же уст.

Аналитик же работает с документами. Он не ставит задачу с кем-то подружиться. Его задача дать мудрый совет или грамотно спрогнозировать ситуацию. Поэтому пропагандистские лозунги от аналитиков слышны редко. Да и само имя Збигнева Бжезински приобрело популярность благодаря советским и постсоветским пропагандистам от политики активно ссылавшимся на него, между тем, как многим жителям бывшего СССР мало известно такое имя как Э. Карнеги (более известен его однофамилец писавший книги по психологии) и имена многих Нобелевских лауреатов из США...

Хотелось бы закончить пост одной интересной цитатой: "...после того, как мы перестали молиться за власть, она пала" (слова Киевского патриарха Украинской Православной церкви Филарета, опубликованные 22.02.2014 тут) Интересно, если эта власть была плохая, то почему вообще за нее молились? И почему прекратили только тогда, когда уже было ясно, что власть проигрывает?

Вы никогда об этом не думали?

См. также: Белорусское православие как экономическое явление

1 комментарий:

  1. Еще одна длинная цитата из моей ранней работы, показывающая, что считать православие врагом какого-либо государства так же странно как и считать таковым, скажем, любителей апельсинового сока:
    Церковь начала ХХ века, будучи частью государства, не могла объединить верующих вокруг определенной идеологической концепции. Устойчивость ее положения в обществе была связана больше с силой традиций, чем с личными убеждениями прихожан. Анализируя положение РПЦ в начале ХХ века, религиовед С. И. Иваненко писал: "Русская Православная Церковь, имевшая долгие годы монополию на воспитание большей части Российской империи в религиозном духе, не смогла сформировать у народа иммунитет к идеологиям, основанным на политическом экстремизме" [8, с.73]. Ссылаясь на "Историю русской культуры" П. Н. Милюкова, изданную в 1902 году, Иваненко делает вывод, что проблема коренилась в "обрядоверии", явлении при котором большинство православных придерживалось в большей мере обрядов и предписаний Церкви, чем нравственных и вероучительных аспектов самой сути христианства...
    Поэтому она ничего не могла сделать, когда страну охватили революционные потрясения и православные стали по разные стороны баррикад. (Священник Гапон и кровавое воскресенье, доступ: http://samlib.ru/b/berestowskij_a_w/swjashennikgaponikrowawoewoskresenxe.shtml)

    ОтветитьУдалить